Камышинские (Карпунинские) горы Уши — палеоботанический и ландшафтный памятник природы Волгоградской области

Антиповка… Камышин… Эти русские названия с таким трудом давались шотландскому ученому. Впрочем, и жители бескрайних русских равнин платили иноземцу той же монетой – попробуй-ка, выговори: «Родерик Импей Мурчисон»! Зачем этим иноземцам двойные имена?!

Камышинские горы Уши. (На фото - автор сайта и председатель Клуба КамышинStar Леонид Смелов)

Камышинские горы Уши. (На фото - автор сайта и председатель Клуба КамышинStar Леонид Смелов)

1841 год. Экспедиция шотландца Мурчисона исследует окрестности Камышина. В дневнике ученый подробно описывает, как вместе со спутниками собирает окаменевшие раковины  в районе села Антиповка (44 км от Камышина). Это второе путешествие президента Лондонского географического и геологического обществ по России. После него он напишет геологическое описание Европейской России в двух частях, которое обессмертит его имя.

Из труда Мурчисона: к северо-западу от Камышина в кремнистом песчанике были обнаружены прекрасно сохранившиеся - цитата! - «оттиски листьев двудольных деревьев, которые, бесспорно, относятся к третичному периоду».

Коллекция Мурчисона пополняется. Вскоре он покидает Россию… И с тех самых пор историки, палеонтологи, геологи и ученые других отраслей задаются вопросом: «Где в наше время находится коллекция знаменитого ученого?». Давайте и мы попробуем обнаружить её след. Но для начала нам следует опуститься… на морское дно!

Сядем в «машину времени»

Думали ли когда-нибудь жители Волгоградской области и камышинской земли о том, что они живут на морском дне? Скорее всего, нет. Ну, или далеко не все. В самом деле, что за разговоры и когда это было?..

В 2014 году судьба свела меня с М. А. Андреевой — преподавателем палеоботаники кафедры ботаники Казанского (Приволжского) федерального университета. К сожалению, Мария Александровна покинула стены вуза, но именно в этом старейшем учебном заведении России она за годы работы провела тщательную ревизию коллекции так называемой «камышинской флоры», собранной на кафедре университета разными исследователями. Главная особенность этой «камышинской флоры» в том, что она вся… запечатлена в камне. Это окаменелые отпечатки листьев, ветвей и плодов мезозойской эры.

Всего в коллекции Казанского университета — 577 образцов, из которых на сегодняшний день определено 511. Собирали коллекцию более века ученые Б. А. Можаровский, М. Э. Янишевский,  В. И. Баранов, О. И. Мокшина и другие.

Казалось бы, при чем тут камышинская флора и дно океана?  А при том, что с помощью отпечатков древних растений (наряду с другими научными данными) можно «воскресить» прошлое региона, территорию которого сегодня занимает Камышинский район и Волгоградская область.

Около 65 миллионов лет назад (это «граница» мелового и палеогенового периода — то самое время, когда с лица Земли исчезли динозавры) на огромной территории, включающей современную Волгоградскую область, плескалось тёплое море (так называемый океан Тетис в глобальном масштабе, и Саратовское море — в региональном). Зелеными оазисами среди этих морских просторов третичного периода возвышались острова, на которых пышно произрастала субтропическая растительность. На участках земли и в прибрежной зоне устремлялись вершинами к небу каштанодубы (которые у палеоботаников получили видовое название «русские»), калина гигантская, оксикарпия, девальквея и другие растения той эпохи.

Камышинские (Карпунинские) горы Уши зимой. Вид за 7 км

Камышинские (Карпунинские) горы Уши зимой. Вид за 7 км

В наши дни эти названия мало что скажут человеку, далекому от палеонтологии и ботаники. Но благодаря окаменелостям, которые в разное время массово находили в районе города Камышина Волгоградской области, эти растения сохранились для человечества. Листья, ветки, а то и целые деревья падали в воду, заносились песком... Так начинался многовековой процесс создания окаменелостей — даже в наши дни где-то можно обнаружить отпечаток листа, а где-то сохранился целый окаменевший ствол.

Когда ушла большая вода...

Примерно 30 миллионов лет тому назад вода палеогеновых морей ушла. На суше из тех самых островов, которые возвышались над морем, сформировались Камышинские горы Уши (the Ushi Hills) и расположенная рядом с ними гора Лоб (Шишанка). Эти три горы до сих пор являются достопримечательностью ковыльной степи — ровной и бескрайней.

В 1845 году президент Лондонского геологического и географического общества Родерик Импей Мурчисон (1792-1871) впервые описал «оттиски листьев двудольных деревьев, которые, бесспорно, относятся к третичному периоду». Некоторые из найденных на горах Ушах окаменелостей стали украшением палеонтологических отделов музеев всего мира. Много отпечатков представлены в экспозициях волгоградского и камышинского краеведческих музеев, хранятся они в музее природы в Харькове и Государственном геологическом музее имени  Вернадского РАН в Москве.

Вот что пишет М. А. Андреева в своей научной работе: «По количеству отпечатков в палеоценовой флоре Камышина преобладает Ushia (284 экз., 49,2 % от общего количества образцов  в коллекции Казанского университета). Это род, не имеющий аналогов в современной флоре. Отпечатки листьев данного рода с вариациями известны из палеоцен-среднеэоценовых отложений Нижнего Поволжья, Южного Урала, Казахстана, Сезанна, Гелиндена, многих других районов. По некоторым данным, отпечатки листьев Ushia описаны даже для палеоцена Гренландии и Шпицбергена».

Какими же были леса третичного периода? Оказывается, Ushia, как высокие деревья, образовывали первый ярус палеоценового леса Поволжья и вышеперечисленных регионов. Спутником этого дерева являлась девалквея (dewalque). А второй ярус ушиевых лесов составляли деревья семейства лавровые. Оксикарпия (оxycarpia) до сих пор считается  самым загадочным плодом флоры Камышина.

Флора третичного периода в камне. Образцы с Гор Ушей

Флора третичного периода в камне. Образцы с Гор Ушей

О том, насколько трудно получить образцы окаменелостей, в 1939 году написала Г. Г. Астрова, которая рассказала об учебной геологической экскурсии по Волге аспирантов кафедры геологии Московского государственного педагогического института: «В горах Уши, представляющих собой две небольшие возвышенности, разделенные глубоким оврагом, нами была собрана коллекция отпечатков листьев из очень твердого кварцевого верхнесаратовского песчаника, слагающего Уши. Песчаник этот настолько крепок, что выбивать отпечатки листьев из целых кусков породы обычным геологическим молотком оказалось невозможным, пришлось довольствоваться на-ходками листьев из обломков, оставшихся здесь от разработок песчаника».

Памятник ископаемой флоры

В 1853 году горы Уши посетил академик, основатель Русского географического общества Карл Бэр (1792–1876). В Камышине Бэр останавливался у Ивана Федоровича Ключина, от которого получил в дар несколько окаменелостей с отпечатками листьев древних растений.

Не упустил шанса порадовать ученого и местный исправник. «С этих гор принесли раковины, среди них много листьев... Второго августа утром наш хозяин подарил нам ещё несколько окаменелостей, да исправник прислал три экземпляра», — писал Бэр в дневнике. Всего ученый собрал более 30 отпечатков.

Камышинские горы Уши изучали геолог и палеонтолог академик Алексей Павлов (1854-1929), а также палеоботаник, профессор Иван Палибин (1872-1949). Павлов разделил Камышинский ярус на два горизонта: нижний — богатый древесиной, просверлённой ходами моллюсков, с включениями кремнистой глины, и верхний — содержащий разнообразные листья и плоды, отметил их различный генезис.

А. П. Павлов один из первых заметил, что камышинская флора по общему своему характеру и составу близка к подтропической части Азии или США, для которых свойственен влажный климат без резких колебаний температуры. По мнению ученого, в восточной России все геологические слои, подобные камышинским, указывают, что в конце нижнего эоцена произошло обмеление Саратовского моря, и возникли острова, на песчаных побережьях которых произрастали вечнозеленые, близкие субтропическим растения: магнолии, камфарные деревья, вечнозеленые дубы и родоначальные формы ближайших к ним современным растениям (Dryohyllm, Dewalquea).

Ученые - исследователи гор Ушей в Камышинском районе

Ученые - исследователи гор Ушей в Камышинском районе

И. П. Палибин трудился в Петербургском ботаническом саду. В 1901 и 1903 годах он подробно описал отпечатки с гор Ушей, а в 1904-1905 годах провёл на их месторождении обстоятельные исследования. Результатом многолетних исследований явилась печатная работа о палеоботанической флоре гор Уши.

Наиболее подробно описал Камышинские Уши географ, ботаник и путешественник Андрей Краснов (1862-1914/1915), который отметил, что «Камышин обладает достопримечательностью, о значении которой имеют понятие немногие из его жителей.... Для натуралиста интерес, представляемый Камышиным, можно сравнить с тем, какой представляет Помпея для геолога. И здесь, и там в недрах земли скрыты были остатки, воскрешающие пред нами картины давно минувшей жизни. Разница только в том, что Помпея воскрешает нам жизнь древних римлян, а окрестности Камышина — растительность давно минувших геологических эпох».

Ученый записал, что за красоту отпечатков древних растений многие жители Камышина хранили их у себя дома. Краснов, описавший 37 видов ископаемых растений, фактически продолжил работу Палибина.

В поисках коллекции Мурчисона

В поисках коллекции Мурчисона в Британский музей естественной истории было отправлено немало писем из России, в том числе из Волгограда и Камышина.

На запрос бывшего директора Камышинского историко-краеведческого музея В. Ф. Судаковой был получен ответ: «В Британии слишком мало доказательств того, что Р. Мурчисон привез с собой какие-нибудь окаменелости или палеонтологические образцы из интересующего Вас района…»

Аналогичные ответы получили волгоградские ученые Брылев и Судаков, которые адресовали запросы не только в Музей естественной истории, но и в Институт геологических наук (Лондон). Увы! И научный сотрудник отдела палеонтологии Р. Д. Кливли, и архивариус музея П. Е. Бэнкс дали заключение об отсутствии бумаг и материалов, связанных с пребыванием Р. И. Мурчисона на Камышинских горах Ушах.

В поиске утраченной коллекции нам помогла… сноска, которая приведена на странице № 501 труда шотландца «Геология Европейской части России». Мурчисон пояснял: данный материал был оставлен в Москве во время возвращения в Англию…

Кому?

Известно, что в английской экспедиции не было палеоботаников. Возможно, именно поэтому Мурчисон спешил переправить камышинские окаменелости Иоганну Гепперту — немецкому профессору ботаники в Бреславль (Бреслау, Германия — сегодня Вроцлав, Польша), который был директором ботанического сада и основателем ботанического музея. Коллекцию Мурчисон доверил некоему Фриризу, чтобы тот отвез её Гепперту в Германию.

Отпечаток девалквеи в экспозиции Камышинского историко-краеведческого музея

Отпечаток девалквеи в экспозиции Камышинского историко-краеведческого музея

Дошла ли посылка в немецкий Бреславль? Несомненно. Ибо один отпечаток с Камышинских Ушей Гепперт определил к роду Phyllites, выделив новый вид Ph. kamyschenensis Goepp (Мурчисон, Вернейль, Кайзерлинг, 1849). Он отнёс песчаники с отпечатками к третичному времени. В свою очередь Мурчисон в своем научном труде «Геология России и хребта Уральского» впервые охарактеризовал и изобразил Ph. kamyschenensis и Phyllites sp. А позднее русский профессор палеонтологии Э. И. Эйхвальд включил описания и изображения этих образцов в свою работу «Lethaea rossica» и отнес их к роду Quercus (дуб).

Иоганн Гепперт собрал за жизнь богатую коллекцию (11 000 экз.) ископаемых растений, которую подарил родному университету. Сегодня это Геологический музей института геологических наук Вроцлавского университета (Польша). Вот место, где следует искать коллекцию Мурчисона! А вовсе не в Британском Музее естественных наук!

Шлём запросы!

Естественно, я отправил запрос. Конечно же, я спросил о судьбе «Филатес Камышенсис» (Goepp, то есть определенный Геппертом!) Ответ, прямо скажем, не порадовал.

«Uvazhayemyy g-n Smelov, — ответили мне. — К сожалению, в нашей коллекции не имеется образцов, собранных Мурчисоном. В нашей коллекции не имеется никаких образцов Phillites kamyschinensis Goepp. С уважением Anna Setlik. Uniwersytet Wrocławski. Muzeum Geologiczne im. Henryka Teisseyre. ul. W. Cybulskiego 30. 50-205 Wrocław».

Нету! Разочарование было велико! Но постойте: в собрании музея есть коллекция Гепперта, датированная тем временем (Geoppert H. R. — kolekcje z lat 1836-1874). И в ней есть образцы с Урала! Выше я написал, что Гепперт – человек, увлеченный и по-немецки педантичный, — собрал 11 тысяч экземпляров. А в 1845 году Мурчисон издал труд «Геология России и хребта Уральского», где впервые охарактеризованы и изображены Ph. kamyschenensis и Phyllites sp.

Получается, уральские экземпляры сохранились! А куда же девалась основная часть коллекции с камышинскими образцами?

Ответ оказался прост — Великая Отечественная война. В 1945 году Вроцлав был в руинах — более 2/3 городских строений были разрушены.

6 мая 1945 года комендант Бреслау генерал Нихоф подписал акт о капитуляции. Отступающие войска вермахта потеряли 7 000 человек. Потери Красной Армии составили 9 000 человек, а потери гражданского населения — около 80 000 человек.

В ботаническом саду, который основал Гепперт (как и музей, в котором ныне установлен его бюст), погибли 50% всех деревьев, коллекция оранжерейных растений... Известно, что немец-кие артиллеристы устанавливали в саду целые зенитные позиции. По ним вели огонь солдаты Красной армии. Исторические факты гласят: на территории Ботанического сада находилось большое количество бункеров, где хранились боеприпасы. Естественно, воюющим сторонам было не до ботанического сада и музея, в котором хранилась коллекция основателя.

Увы! Образцы канули в Лету… Мурчисон передал их Фриризу, тот — Гепперту, последний дал определение… Но следы коллекции палеонтологической флоры с гор Ушей теперь остались только на бумаге.

Памятник природы — этим сказано многое!

«Камышинский горы Уши» и расположенная неподалеку гора «Лоб» отнесены к памятнику природы регионального значения. Общая площадь территории памятника природы составляет 31 гектар.

«Джунгли под Камышином!? Только уже окаменевшие. Своеобразные «визитки» в виде отпечатков листьев «…хранят надёжно горы Камышинские Уши», — пишет ученый секретарь Волгоградского отделения Русского географического общества, доцент кафедры географии и геоэкологии Волгоградского государственного социально-педагогического университета Сергей Моников.

Горы Уши внесены в электронный каталог «Чудеса России». Но не только окаменелостями, которые можно увидеть в местном историко-краеведческом музее, интересны эти возвышенности в степи. О них бытует немало легенд...

Сохранились изустные предания о том, что на этих горах был разбойничий стан или дозор. Говорят, что атаман лихой волжской вольницы Степан Разин на этих «высотах» (сегодня около 30-40 метров) выставлял свои дозоры. Их называли «уши». Отсюда, дескать, и пошло название. По другой версии горы получили свое название от того, что очень похожи на уши животного.

В 60-70-х годах XX века на горах еще можно было увидеть пещеру. Об одной из местных пещер упоминает член Русского географического общества А. Н. Минх:

«В 1889 году С. А. Щеглов посетил эту местность, и камышинский мещанин Ткаченко, проводил его в пещеру. После довольно утомительного восхождения по камням они подошли к трещине, подобной миниатюрному железнодорожному туннелю. Внутри — правильный, как бы руками человека сделанный свод, идущий вглубь, в темноту. Двигаться можно только ползком. Сажени через две свод кончается и начинается какая-то пропасть. При дальнейшей попытке пробраться в глубь пещеры господин Щеглов услыхал звуки, похожие на жужжание массы пчел. Ткаченко утверждал, что пещера углубляется очень далеко, что прежде не трудно было проверить, но теперь она засыпана песком и завалена камнями. Говорят, будто в пещере существует надпись, состоящая из слов: «Если кто раскопает…». И не докончена…».

Камышинские (Карпунинские) горы Уши летом. Вид за 1 км

Камышинские (Карпунинские) горы Уши летом. Вид за 1 км

Камышинские горы Уши! Побывав на них, можно ощутить многомиллионную историю планеты. Из девяти изученных местонахождений представителей палеогеновой флоры, имеющихся в Нижнем и Среднем Поволжье, только ушинская флора дает возможность достоверно определить возраст окаменелостей. Горы Уши – уникальный палеоботанический объект: сегодня из этого местонахождения известно более 30 видов каштанодуба, магнолии, литсеи, калины, оксикарпии, девальквеи и других форм. И именно здесь, на Камышинсках горах, оживают древние легенды о сокровищах и сказания о разбойниках.

Леонид Смелов. Из книги «Знакомьтесь: Камышин» (Волгоград, 2014 год).

Клуб исторических изысканий "КамышинStar" (http://kamyshinstar.ru)

Метки текущей записи:
 
Статья прочитана 1435 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!