Тайна старинной ложки, или Из песков Камышина — в пески Александрии

Ложка со штампом "А. И. Альтухов. Камышин" на обратной стороне

Ложка со штампом "А. И. Альтухов. Камышин" на обратной стороне

Как восстановить историю дома, которому более ста лет? Тем более что во времена Николая II в Камышине не было учреждений, вроде современных БТИ, которые вели бы «летопись» домов. Приходится опираться на такие неточные данные, как воспоминания. Согласно им, в двухэтажном здании с полуколоннами на фасаде на углу улиц Октябрьской и Пролетарской, проживал с семье купец Александр Ильич Альтухов. Как было заведено в то время, семейство жило на втором этаже, а на первом располагались магазины. Рассказывают, что торговал купец  посудой и галантерей. Но было ли такое?..

В 2012 году я получил сообщение из Волгограда. В городе-герое на Волге в антикварный магазин вошел юноша и показал владельцу ложку. Антиквар взглянул, вздохнул... Особого интереса эта ложка не представляла — таких в семьях (особенно у бабушек в частных домах) сохранилось достаточно много... Юноша вышел из магазина, возвратился домой, сел за компьютер и в интернете ввел фамилию, которая была выбита на ложке: «Альтухов». Так мы и познакомились.

Камышин. Галантерейный магазин А. И. Альтухова

В Камышине до сих на перекрестке улиц Пролетарской и Октябрьской возвышается двухэтажный красавец-особняк купца II гильдии Александра Ильича Альтухова. Спасаясь от преследования большевиков, Альтухов вместе с семьей бежал в Египет, где вместе с 4, 5 тысяч русских эмигрантов начал новую жизнь в английском лагере для военнопленных. Потом была Болгария…

Двухэтажный дом купца Александра Альтухова (на старинной открытке и в наши дни)

Двухэтажный дом купца Александра Альтухова (на старинной открытке и в наши дни)

Правнучка Александра Альтухова - редактор периодических изданий при Факультете славянских филологий Софийского университета написала мне:

«Господин Смелов! Моя мать является внучкой Александра Альтухова. История нашей фамилии очень грустная. Моей бабушке, Лидии Альтуховой, было 17 лет в 1917 году. Она была младшей из четырех сестер — Анны, Марии и Екатерины. На их глазах ночью большевики расстреляли их четырех братьев без суда и закопали в яму перед их домом. От ужаса пережитого они в ночных рубашках добежали до лодки и вместе со своими родителями по Волге доплыли до Одессы, где пересели на корабль Красного креста и вместе с остальными беженцами доплыли до Египта.

В Александрии поселились в палаточном лагере для беженцев, но там стояла невыносимая жара и они все заболели брюшным тифом. Сначала скончалась их мать Александра Альтухова, а затем, дней через десять, и отец- Александр Альтухов. А бабушка Лида вместе со своими сестрами были молоды и чудом выжили. Получили нансеновские паспорта и через Константинополь прибыли в Болгарию. Здесь и родилась моя мама Наталия Федосеевна Беляковская».

Николаевская слобода, камышинские пески

Александр — один из сыновей николаевского купца Ильи Альтухова, который сколотил свое состояние, торгуя дегтем. Символ Николаевской слободы (сегодня город Николаевск, напротив Камышина) — настоящий, исторический — кусок соли озера Эльтон. Подобный хранится в местном музее, где всякому желающему расскажут, что благодаря соли, этому «золотому товару», и возникла Николаевская слобода!

Купец Александр Альтухов (в центре) на фото "Камышинские купцы и мещане". 1909 год

Купец Александр Альтухов (в центре) на фото "Камышинские купцы и мещане". 1909 год

Купечество в слободе жило зажиточное. Например, Илья Альтухов, который сколотил свое состояние, торгуя дегтем. К началу ХХ века его семейство имело уже несколько магазинов: оружейный, тканей, по продаже сельхозинвентаря и другие. На стенде в музее можно увидеть «Счет Торгового Дома «Ильи Альтухова сыновья. В сл. Николаевской Астраханской губернии и г. Камышин, Саратовской губернии». Даже по прошествии века  во многих исторических справках о Камышине сохранилась запись: «Имена купцов братьев Альтуховых по сей день помнятся как символы богатства и благополучия».

Счет "Торгового дома "Ильи Альтухова сыновья"

Счет "Торгового дома "Ильи Альтухова сыновья"

Родились у Ильи сыновья — Михаил, Александр, Иван и Павел, — которые вошли в торговый дом, как и обозначено на торговом чеке. Сыновья росли, и большому купеческому семейству стало тесно в слободе. Трое — Михаил, Александр и Иван — переехали в Камышин. В нашем городе братья разделили бизнес так: Михаил торговал железно-скобяными товарами и охотничьими ружьями, Иван — тканями, а Александр — посудой и галантерей.

Зато в Николаевской слободе Павел развернулся во всю ширь купеческой души: он торговал буквально всем. Мало того, открыл аптеку и электро-театр (так писалось!) «Зеркало жизни». Торговля шла бойко. Известно, что в 1889 году Павел Ильич выписывал из Америки плуги и продавал их по цене 65 рублей за штуку. Позже он организовал собственное производство плугов и продавал их уже по 35 рублей. В Камышине его плуги реализовывал в своем магазине Михаил Ильич.

Словом, дело спорилось, и богатство прибывало. Два брата — Михаил и Александр — были гласными (депутатами) городской Думы, Александр к тому же депутатствовал и в земском собрании, а товарищество Альтуховых спонсировало издание открыток с видом города.

Бег

В июне—августе 1918 года в Камышине было национализировано 420 домовладений, ценность которых превышала 3 млн. рублей. Альтуховы в одночасье остались ни с чем. Для истории города они пропали… Куда они делись? Я перерыл все, что мог. И нашлось…

В серии «Российский некрополь» (редакция А. А. Шумкова) читаю: «Умершие в лагере Телль-Аль-Кебир». Среди множества фамилий нахожу: «Альтухова Александра Ивановна, жена камышинского 2-й гильдии купца Саратовской губернии, сконч. 20.5.1920 в возрасте 50 лет».

Что же это за лагерь? Согласно отчетам Лиги Наций, общее количество беженцев из России в результате октябрьского переворота и последующей гражданской войны составило 1 160 000 человек. В начале 1919 года в Египет прибыли около четырех с половиной тысяч русских беженцев. Жизнь на чужбине для них начиналась в английском лагере в местечке Телль-аль-Кебир (на полпути между Каиром и Исмаилией).

Стало быть, в Египет бежала семья старшего брата Александра Ильича. Валентина Чирикова (в лагере она была дружна с Альтуховыми) — дочь русского писателя Е. Чирикова, — писала о Телль-Аль-Кебире: «Вокруг — голая песчаная бесконечная равнина: над головой — африканское палящее солнце. Городок палаток окружен колючей проволокой, кругом индусские часовые… По ночам шакалы… В лагере мы застали несколько сот человек совершенно нищего и в большинстве случаев нравственно деморализованного русского офицерства. Половину составляли раненые и сыпнотифозные».

В конце 1920 года лагерь закрыли, а его обитателей перевели в Сиди-Бишр, что в предместье Александрии. Как следует из скорбного списка «Некрополя», Александра Ивановна Альтухова старый лагерь уже не покинула… В 1922 году англичане ликвидировали «русский лагерь» в Сиди-Бишр. Всех его обитателей, не сумевших адаптироваться в Египте, вывезли в славянские страны — Болгарию и Сербию. Таков скорбный путь Альтуховых.

Что же дальше?.. Вновь помог случай. Путешествуя по городу в «прогулках» вместе с камышанами, от одного из них узнаю: в этот дом (А. И. Альтухова) приезжал его внук. Интересно, отдадут наследнику имущество деда, или нет? – Нет, – отвечаю, – закона о реституции не приняли. Выясняется, что Николай Николаевич Гринкевич (внук А. И. Альтухова, родился в Софии) с женой приезжал в Камышин, где вместе с руководством города посетил особняк своего деда.  Но самое главное, внук встречался с краеведом Е. В. Хорошуновым. Я достаю книгу Хорошунова «Журавлиный зов» и готов ему аплодировать: он даже отыскал фотографию камышан в лагере Телль-Аль-Кебир. Браво, это высший полет для краеведа!

Евгений Васильевич пишет: «В лагере находилась партия камышан: волжский купец А. И. Альтухов со своей супругой, сестрой, четырьмя дочерьми и внуком, два инженера Горских и две родственницы городского главы В. Н. Ткаченко». От себя уточню: на фото, предоставленном краеведом, указана Павла Германовна Ткаченко – внучка городского головы В. Н. Ткаченко.

К сожалению, Евгений Васильевич очень мало сообщил об Альтуховых. Отметил, что внук          Н. Н. Гринкевич побывал в Камышине. Добавим, он жил и работал в Алма-Ате, публиковался в журнале «Простор».  Хорошунов пишет: «В Россию возвратились Павла Никитична и Павла Германовна Ткаченко, М. А. Альтухова (Гринкевич) с сыном. Из друзей  – И. Билибин». Добавим, выдающийся русский художник Иван Билибин (1876-1942) после Телль-Аль-Кебира перебрался в Каир, где снял маленькую виллу. В 1936 году он вернулся на родину, в Ленинград.

Самое главное (вновь браво Хорошунову!) со слов внука рассказывается эпизод, который запомнила мать, – Мария Александровна.

Вы только послушайте: «Однажды, после нестерпимого дня, ночью, когда только и можно было дышать полной грудью, отправилась из лагеря на прогулку небольшая компания – художник Иван Билибин, две дочери писателя Евгения Чирикова – Людмила и Валентина, молодой писатель Иосиф Калинников, четыре сестры Альтуховых. Ушли далеко. О чем-то оживленно беседовали. И вдруг... все остановились и подняли головы к полыхающему ослепительными созвездиями небу. Оттуда, из сияющей выси, донеслось курлыканье журавлей. Их голоса услышала затерявшаяся среди песков горстка людей.

– Боже мой! Да ведь это же наши, русские журавли, родные.

В объявшей все вокруг космической тишине еще долго звучал журавлиный хорал. Когда он смолк, все повернули к лагерю. Шли молча, не стесняясь слез, одинокие, бездомные, заброшенные чуть ли не на край света...»

Горькая судьба… Александр Ильич и Александра Ивановна Альтуховы жили в камышинских песках, где стали богатыми и именитыми, а в старости, гонимые революционерами, нашли убежище в песках Египта, где и обрели вечный покой. Однако какая великая жизнь и какой великий человеческий род!

Купеческое пианино

На рубеже XIX — XX веков купец Павел Ильич Альтухов, который проживал в Николаевской слободе приобрел пианино фирмы C.RORDORF & Co (Zurich) за номером 994.
На обратной стороне антикварного инструмента сохранилась реклама, из которой явствует, что пианино было приобретено в Москве, в магазине «Рояли и пiанино Д. И. Пангратцъ», который располагался на Большой Лубянке. Любопытно, что магазин давал гарантию на инструмент «на 5 лет». Из Москвы швейцарский инструмент прибыл на берега Волги.

Пианино купца Павла Альтухова

Пианино купца Павла Альтухова

Сведения о судьбе Павла Ильича сохранились в справке Николаевского поселкового совета (от 30 декабря 1936 года), в которой под грифом «Секретно» сообщалось, что П. И. Альтухов «имел крупную торговлю мануфактурой и другими товарами, имел крупный магазин; кроме этого, имел крупное сельское хозяйство, имел арендованные участки земли и имел большое количество наемных рабочих и служащих». В справке уточняется: «В начале революции вся семья Альтуховых из Николаевска сбежала. Всё имущество Альтуховых национализировано».

Однако возвратимся к пианино... 16 июля 1917 года у купца купила инструмент жительница слободы Валентина Упрямова. Очевидно, что покупательница была достаточно богата. В расписке Упрямова обязалась: «причитающиеся за пианино деньги в размере 1 200 рублей обязуюсь уплачивать помесячно с 20 июля сего 1917 г. по (100) сто руб». Упрямова платила деньги, о чем свидетельствует еще один документ... Но тут грянул большевистский переворот...

В марте 1918 года покупкой заинтересовались в Комитете рабочих, солдатских и крестьянских депутатов слободы Николаевской.

И на руки покупательницы было дано удостоверение: «Дано сие гражданке Валентине Упрямовой в том, что пианино, которое, по слухам, комитет считал принадлежащим Альтухову, а по заявлению Упрямой, ей принадлежащим, как приобретенное покупкой, согласно постановлению исполнительного Комитета от 5-го марта сего года, оставлена у нея» (стиль сохранен!).

...Этим документам — без малого сто лет. А швейцарскому пианино — даже более. (На рекламе инстурмента написано: «Гарантия 5 лет») Сегодня антикварный инструмент находится в собственности жителя Камышина. Его отреставрировали, настроили, и вновь над Волгой слышны прекрасные звуки старинного пианино.

Постскриптум

О камышанах Иване Ильиче и Михаиле Ильиче Альтуховых рассказывают разное. По одной версии, они были расстреляны в 1919–20 годах. Данных я не нашел. Изустно передается страшная версия о некоей барже, которую большевики вместе с контрреволюционными элементами (купцами и прочими) затопили на Волге.

Об этом повествует писатель Василий Гроссман в книге «Жизнь и судьба»: «Когда Александра Владимировна рассказала, как в 1918 году в Камышине на барже вывезли и утопили в Волге купцов и домовладельцев с детьми, — среди них были подруги и товарищи Маруси по гимназии — Минаевы, Горбуновы, Касаткины, Сапожниковы, — Николай Григорьевич раздраженно сказал: «А что прикажете делать с ненавистниками нашей революции, пирожками их кормить?»

Однако это беллетристика — одно, описанное писателем воспоминание. Исторические данные, подтверждающие этот факт, также отсутствуют. Косвенные подтверждения есть. С одной стороны, Сапожниковы, Горбуновы и другие — это все известные камышинские фамилии. Этого не придумаешь.

С другой стороны, известно, например, что  в 1918 году в Саратове после объявления красного террора из-за возросшего количества заключенных  революционные власти пошли на следующий шаг: решили разместить политических узников (дворян, купцов, священнослужителей и многих других) на плавучей тюрьме – барже, где они пробыли около двух месяцев (до 23 октября).

Можно ли предположить, что камышинские революционеры, следуя примеру своего руководства (Камышин в то время был уездным городом Саратовской губернии) поступили точно так же. Пожалуй, можно. Только осенью саратовцы из-за холодов  перевели заключенных из баржи-тюрьмы на берег, а что сделали наши, камышинские революционеры... Как они поступили в угаре террора? А он был, дикий и всепоглощающий! Так, к примеру, Аткарский уездный совет 2 сентября 1918 года поклялся, что «...за каждую голову нашего товарища будут уничтожены сотни тысяч паразитов». «За каждую твою каплю крови будут сметены десятки тысяч социалистов-прихлебателей и наймитов буржуазии», – писали в телеграмме на имя вождя члены Покровского совета... Так или иначе, вопрос пока остается открытым.

Вполне возможно, что братьев расстреляли, ведь Ульянов (Ленин) прямым текстом телеграфировал в Саратовский уезд 22 августа 1818 года: «Расстреливать, никого не спрашивая и не допуская идиотской волокиты». Жестокие, кровавые годы…

 
Статья прочитана 533 раз(a).
 
Комментарии к записи "Тайна старинной ложки, или Из песков Камышина — в пески Александрии"
Оставить комментарий
  • юлия пишет...
    10.03.2015 в 02:03

    Наконец-то появилась хоть какая-то информация. Про семью альтухова мало пишут . спасибо за статью и за фотографии. с уважением юлия

  • Любовь пишет...
    04.06.2015 в 09:28

    А про родословное дерево Упрямовой можно что-нибудь узнать? И про самою Упрямовку желательно поподробнее:)

Оставьте свой отзыв!